ГлавнаяКонтактыКарта сайта
ЕПОС
О компанииКомпьютерная криминалистикаВосстановление информацииЗащита информацииПроизводство и ITСервисНаши разработки

Расследование инцидентов, компьютерная криминалистика, информационная безопасность

Книжная серия Взгляд на жесткий диск изнутри




Сегодня люди, которые собирали первые в Украине компьютеры, незаслуженно забыты. Мало того, многие из них откровенно удивляются, что их увлечения молодости настолько интересны читателям. Буквально перед публикацией последней части «Поколения С», к автору позвонил один из компьютерных Гуру того времени – Николай Присяжнюк – и сказал, что ему даже как–то неудобно, что из него делают какого то героя, тогда как он самый обычный человек. Как по мне - то эти люди уникальны. Так ли это – судить читателям.

Остаются только профессионалы

КОЛЯ ПРИСЯЖНЮК: В начале 90-х годов в училище КВИРТУ возникли несколько «компьютерных группировок», которые находились на разных активных кафедрах и в научно-исследовательских лабораториях (НИЛ): 11-ой, 23-ей, 31-ой, 41-ой, НИЛ 1, НИЛ 4, НИЛ 5. В каждой из этих группировок были лидеры, которые очень быстро установили друг с другом неформальные контакты и стали активно обмениваться информацией, идеями, принципиальными схемами и техническими описаниями. У меня сложились очень тесные деловые отношения с лидером компьютерщиков кафедры 41 КВИРТУ – Романычем.

РОМАНЫЧ: Да, много дел интересных мы с тобой, Коля, сделали!

КОЛЯ ПРИСЯЖНЮК: Самым большим нашим совместным достижением явилось создание, распространение и популяризация персонального компьютера «Винница».

Однажды на радиорынке я познакомился с одним «крутолобым» компьютерщиком, который показывал какие-то негативы и рассказывал, что в г. Виннице группа конструкторов-энтузиастов «содрала» американскую ХТ-шку и адаптировала ее под наши микросхемы и разъемы. Меня этот рассказ очень заинтересовал и я попросился приехать к нему домой, посмотреть как работает эта «Винница» и конечно же я был заинтересован в покупке негативов, схем и описания, которые у него тогда уже были. Он согласился. На следующий день я собрал компьютерный актив училища и рассказал им об увиденном. Больше всего рассказом заинтересовался Романыч.

РОМАНЫЧ: Коля прав, мне сразу же понравилась эта машина и, кроме того, в негативах материнской платы я признал уже хорошо мне знакомую основную (материнскую) плату Мазовии. Я сразу же загорелся этой идеей. Сложность была в том, что надо было выкупить негативы и все материалы по этой «Виннице». Сумма, которую нам предложили за нее была значительна, но мы стали думать, как купить это вскладчину. Мнения разделились, так как многие уже собирали «Поиск-1» и потратили деньги на приобретение комплектующих для него. Но несколько человек согласилось сдать деньги и мы приобрели все необходимые для сборки «Винницы» материалы.

КОЛЯ ПРИСЯЖНЮК: Я сразу же оценил сложность сборки и настройки этого компьютера и предложил сначала провести исследовательскую работу по соответствию принципиальных схем, топологии проводников на фотонегативах. Была создана рабочая группа, которая взялась за выполнение этой работы: Романыч взялся за проверку основной (материнской) платы, Ю.П. Мул за проверку видеоадаптера, на мне был контроллер HDD и FDD а также другие периферийные платы.

РОМАНЫЧ: Конечно же этот персональный компьютер был на сто процентов содран с американской ХТ-шки. Стоит отдать должное оставшимся неизвестным нам винницким инженерам, которые проделали колоссальную работу - она была сделана на высочайшем уровне инженерного мастерства.

Я потратил больше месяца на очень ответственную и скрупулезную работу – проверял соответствие принципиальной схемы: линиям, контактам, переходам на фотонегативах. Для этих целей была заведена толстая тетрадка, где я записывал все свои шаги. К концу работы я пришел к выводу, что сборка этого компьютера была нам по силам!

Тетрадь К.С.Р.

Конспект соответствия
Рабочая тетрадь Коженевского С.Р. с записями по исследованию и отладке "Винницы"

КОЛЯ ПРИСЯЖНЮК: Все активисты нашей группы начали собирать материалы касательно PC XT искать программные продукты и разрабатывать технологические карты сборки нового для нас достаточно сложного и дорогого компьютера. Необходимо было решить вопрос с производством печатных плат. Мы поручили Романычу изучить этот вопрос, а первым шагом – он должен был размножить фотонегативы. После этого мы разделили фотонегативы и решили размещать их на трех заводах для производства печатных плат. За изготовление на одном заводе отвечал Романыч, на другом Михалыч. С третьего комплекта негативов материнские платы сделать не удалось. Материнские платы получились достаточно дорогие и нам пришлось приложить большие усилия для их распространения.

МИХАЛЫЧ: Когда мне попали в руки негативы материнских плат, я сразу поехал на завод Арсенал и через начальника отдела автоматизированных систем управления заказал десять материнок. Платы эти были великолепно произведены - по ГОСТовской технологии, с палладием в переходах, золочением контактов - все как положено!

РОМАНЫЧ: Я поехал к своему товарищу Феде, который работал на станкостроительном заводе наладчиком аппаратуры и имел контакты со всеми заводами которые занимаются производством печатных плат, и он мне пообещал что сделает 50 комплектов плат (меньше не могли) на каком то заводе за пределами Киева. Он свое обещание выполнил, мы отдали деньги, а он за свою работу получил один комплект плат. Сделанные нами платы отличались от плат Михалыча толщиной линий – видимо оборудование для их производства отличалось – потом мы могли по этим признакам различать наши платы и Михалыча.

МИХАЛЫЧ: В общем,за десять плат я заплатил тысячу рублей. По себестоимости это – по сто рублей, девять из них раздал своим товарищам. К тому времени я уже поднакопил деталей и самостоятельно начал сборку. С «Синклером» все для меня было просто: хорошо известная и отлаженная плата, отобранные компоненты, накопленные знания и умения. Главное там было, чтобы не было замыканий печатных проводников на плате. Но с «Винницей»… Мне никогда не было так трудно. Я подошел к работе очень ответственно. Миллиметр за миллиметром высматривал плату целую неделю. И потом запаял все сразу, без панелек. Была уверенность, что все получится. А не получилось. Неделю лазил по шине – искал, плата молчит и все. Включаешь кнопку (запускаешь компьютер) – побежали импульсы, тыц – и пропали. В конце концов, оказалось, что пять шинных формирователей «к555ап5» просто бракованные.

РОМАНЫЧ: Михалыч не входил в нашу аналитическую группу и делал все самостоятельно. Основной ошибкой его было то, что он запаял все микросхемы в плату (панельки стоили очень дорого) и не использовал научно-методический подход! Смеется.

Наша группа пошла по другому пути. Хотя мы и потеряли время и Михалыч нас в нашем соревновании обогнал, но мы не наделали столько ошибок и наши платы были выполнены очень аккуратно, красиво, надежно и с учетом ошибок «первопроходца»!

Материнская плата компьютера Винница
Материнская плата «Винницы» (автор - Коженевский С.Р.)

МИХАЛЫЧ: Только со временем я разобрался, какие микросхемы хорошие, а какие плохие. Количество микросхем в «ХТ-ишке» и «Виннице» было одинаковым. Один в один было также расположение микросхем. Но отечественные аналоги серии к555 по сравнению с импортными микросхемами не выдерживали никакой критики. Иногда проще было переплатить за импортные. Они были гораздо дороже, но почти всегда на 100 процентов рабочие.

КОЛЯ ПРИСЯЖНЮК: Да, многие из отечественных компонентов отбраковывалось. У микросхемы Intel 88 - задающего генератора - вообще не было отечественного аналога. Импортный достать было очень сложно, практически невозможно. В последствии, отечественная промышленность его также скопировала. Но отечественный аналог 580 ГФ 24, как он назывался, тоже был в огромном дефиците. Короче, тот, кто решился на сборку «Винницы», должен был понести просто гигантские финансовые затраты.

РОМАНЫЧ: Да, сто рублей – почти месячную зарплату советского инженера необходимо было заплатить только за печатные платы. И это было только начало. Но, стоит вспомнить что персональный компьютер Мазовия стоил в то время столько – сколько стоила однокомнатная квартира в Киеве.

Этот компьютер в своем составе имел и винчестер – очень дорогую и редкую в то время вещь. Основные программы уже запускались в компьютере с жесткого диска!

КОЛЯ ПРИСЯЖНЮК: Многие из тех, кто сначала купил печатные платы не смог купить необходимых комплектующих и сошел с дистанции, многие переключились на производство и сборку «Поисков-1». Сборка этого компьютера напоминала сборку Синклера, в своей первой версии он был одноплатным (без плат расширения), загружался через магнитофон, имел простую архитектуру. Поэтому в группе сборщиков «Винницы» осталось только несколько самых стойких активистов.

Материнская плата компьютера Поиск-1
Материнская плата «Поиска 1»

Скупой платит дважды

РОМАНЫЧ: Одним из самых активных участников нашей группы был Поречный Владимир Никитович, который не стал собирать «Винницу» по банальной причине – отсутствии средств. Он сконцентрировал свои усилия на глубоком изучении и применении персональных компьютеров «Поиск», который был разработан в КБ Юрия Роля и стал выпускаться на Киевском заводе «Электронмаш».

Я тоже «добыл» плату «Поиска» и очень быстро его сделал. Но когда спаял «Поиск», с огорчением понял, что это далеко не IBM совместимый компьютер. Он плохо работал, постоянно сбоил и зависал. Все программные продукты к нему были «условно адаптированы». Короче, он не мог выполнять тех функций, в которых все нуждались после «Синклера». К тому же, внутри этого компьютера не было жесткого диска и последовательных устройств. Ничего, одним словом.

Внешний вид компьютера Поиск
Компьютер «Поиск 1» (основной блок)

НИКОЛАЙ ПРИСЯЖНЮК: Я тоже увлекался «Поисками». «Поиск», конечно, тоже был содран с «ХТ-шки» и на той же, примерно, элементной базе. Но, он планировался как игровой ПК и был значительно упрощен. На борту его был тот же процессор 8088, в смысле наш аналог - «1810», уже стоял «ГФ 24» генератор. Тут были те же 640 килобайт памяти, разъемы расширения, но клавиатура была встроена в корпус, ее шлейфы были внутри – вот такой получался моноблок. Такая себе огромная «доска». И, представьте, что она не жесткая по конструкции, все в ней «играет». «Поиски» выпускались промышленно и оказались просто ширпотребом, спаянным из плохо отобранной отечественной элементной базы. Это очень отличалось от «военного» качества «Винницы». Но «Винниц» было очень мало, а «Поисков» - просто огромное количество.

РОМАНЫЧ: Да, он продавался массово. Но когда его приобретали в магазинах или на радиорынке, то покупатели не задумывались, что «Поиск» - это была только затравка. Ведь фактически в коробке продавалась только основная плата, а модули расширения надо было приобретать отдельно, а они стоили не дешево. В базовую модель модули расширения не входили. Там был просто встроенный Бейсик, магнитофонный вход - и все!

Сначала ты должен «заглотить» его, как наживку, а потом тебе начинают продавать дополнительно дорогие модули расширения. Без одного модуля не работает цветной монитор, без другого нет расширения памяти, без третьего не работает флоппи диск, порты, без четвертого нельзя подключить жесткий диск и так далее… В полностью собранном виде - это был просто неоправданно дорогой вариант персонального компьютера для загрузки простых игрушек и программ…

К тому же, довольно скоро на «Электронмаше» появился более сложный и приближенный к ХТ-ишке компьютер «Поиск2». Но купить его было практически невозможно, так как он стоил очень дорого, значительно дешевле получалось «достать» ворованную плату, микросхемы и самому собрать этот компьютер. Но, снова повторю, это было по силам только самым передовым инженерам-компьютерщикам, которые имели большой опыт в сборке и настройке «Синклеров».


Материнская плата компьютера "Поиск 2"


Контроллер жесткого диска и флоппи диска "Поиск 2"


Контроллер параллельных и последовательных устройств "Поиск 2"


Плата видеоадаптера компьютера "Поиск 2"

«Трах-бах»

МИХАЛЫЧ: Хочется вернуться к «Виннице». Сборка первой материнской платы «дала мне жизни». Нашел, значит, я стопроцентно рабочие микросхемы (555ап5), заменил. Компьютер стал проявлять признаки жизни, но машина постоянно висла и получить устойчивую работу не получалось вообще. Я понял, что на это раз из-за микросхем памяти. Она была отечественного производства и постоянно сбоила - разброс ее параметров был просто невероятным… К каждой линейке микросхем памяти я отдельно подбирал выравнивающие задержки конденсаторы, чтобы выровнять временные сдвиги. Мудрил с блоком питания. Оказалось, что сборка платы была самым простым этапом. Намного сложнее было настроить весь компьютер. Но в конце концов с большими мучениями, я его запустил.

РОМАНЫЧ: Наблюдая за этим процессом, я решил, что к сборке таких сложных компьютеров надо подходить с «наукой». Тех проблем о которых говорит Юрий Михайлович на самом деле не было. Микросхемы памяти должны были стоять в панельках, они еще до процесса сборки должны быть подобраны по характеристикам, плата должна была запускаться по блокам – на каждом этапе отсекая неисправные участки. Нужно было очень тщательно изучить схемотехнику, архитектуру и принцип функционироания компьютера, подобрать правильный блок питания и корпус. Тогда никаких «трах-бах» не получалось.

Имея под рукой Мазовию я спаял все платы периферии, сделал переходник с планарных разъемов (ХТ) на отечественные разъемы «Винницы» и проверил их работу на исправном компьютере. После этого я по принятой методологии собрал материнскую плату и запустил ее без проблем и без единого разрезания проводников на плате. Все у меня заработало безукоризненно.


Контроллер дисковода "Винницы"


Контроллер параллельных устройств (принтера)

Я приобрел на рынке у «барыг» настоящий корпус от Мазовии с блоком питания, которые стали привозиться из Польши, купил жесткий диск SТ225 и флоппи диск фирмы Teaс (360 Кб) и собрал первый настоящий IBM совместимый компьютер в училище. Ко мне стали приходить на консультации очень многие компьютерщики, которые интересовались ХТ-шкой. Был в гостях у меня и Вадим Школяренко, который в то время работал на «Электронмаше» настройщиком «Поисков 2» и подумывал об изменении места работы. Я ему демонстрировал на экране с зеленым свечением компьютерную игру «Волейбол», очень популярную в то время.

Внешний вид компьютера Поиск
Один из первых массовых жестких дисков - SТ225 (МFM, 20 Мб)!

Внешний вид компьютера Поиск
Флоппи диск фирмы Teaс (360 Кб)

«Барыги», как двигатель прогресса

РОМАНЫЧ: В отличии от «Синклеров», которые практически все делали для игрушек, «Винницы» паяли для работы. Это уже были настоящие управляющие комплексы. И они пользовались большим спросом.

Отечественная промышленность отставала от радиолюбителей, но потихоньку в страну стали поступать импортные комплектующие, платы и устройства, которые становились доступными к покупке.

В это самое время Каневский завод и Электронмаш получили госзаказы на производство ХТ совместимых компьютеров. И как только на заводы стали поступать корпуса, платы и периферийные устройства – клавиатуры, флоппи-диски, жесткие диски, принтера - началось воровство и появилась возможность «доставать» редкие импортные комплектующие. Компьютерные «барыги» тянули с предприятий все. Главной задачей было найти такого барыгу на радиорынке, чтобы подкупить импортных деталей и периферийных устройств. На рынке рассказывали историю, как на одном из заводов на запасные пути утащили и раскрали целый вагон импортного «железа».

Мы вместе с Геной Коневым стали осваивать радиорынки городов Одессы и Москвы. Мы покупали и продавали желающим различные дорогостоящие компоненты и комплектующие от ХТ. Я занимался в основном проверкой и тестированием этих устройств, технической документацией на них, а он находил продавцов и покупателей. Это у нас получалось очень хорошо и в последствии он открыл фирму по реализации электронных компонентов, а я поступил на работу в совместное англо-украинское предприятие НТТ.

Но это уже совсем другая история…

Время существует для нас

МИХАЛЫЧ: В отличии от «Синклера», «Винница» просуществовала всего несколько лет. Дальше пошли «АТ-ишки». У нас ведь все с опозданием было. Запад шел на шаг впереди. Наш период Винницы совпадал с выходом на западе «АТ-ишки». Она там два года продержалась, и когда запад стал переходить на новые персоналки, бэушные стали завозить к нам.

РОМАНЫЧ: Да и спаять самому «АТ-ишку» было уже не реально. Это уже был современный компьютер на БИСах. Большие интегральные микросхемы - что тут сам напаяешь?

МИХАЛЫЧ: Правда все тот же небезызвестный Юрий Роль в своем КБ на «Электронмаше» сделал «АТ–ишку» на 286, 386 и даже на 486 процессоре. Естественно, покупая эти чипы за бугром. Мы видели отладочную плату на 486 процессоре, примерно форм фактора «бейби ат», где по центру стоял процессор, которому нумерацию ножек развели наоборот, и пришлось его родные ножки соединять перемычками, чтобы понять, как работает этот процессор. Но вскоре Юрий Роль уехал в Америку и радиолюбительская практика сборки персональных компьютеров на этом закончилась…

РОМАНЫЧ: Появились фирмы, которые на западе покупали бэушные «АТ-ишки» или отдельные комплектующие на Тайване и привозившие их для продажи в Украине. Так массовый завоз импортных комплектующих начал убивать радиолюбительство. Это уже был 1992 год. Все поменялось…

МИХАЛЫЧ: До этого мы паяли каждую микросхему, каждый сигнал на ней просматривали. А потом радиолюбительство перешло в такой процесс: купил материнскую плату, купил процессор, купил оперативную память, купил контроллеры – и этот комплект или работает, или не работает.

Если мы еще что-то своими руками делали, то это уже были не массовые, а какие-то специальные вещи.

От автора: Вот так окончательно умерло компьютерное радиолюбительство. Но остался клуб самых передовых военных инженеров - радиоэлектронщиков. «Барыгами» они так и не стали. Наверное, потому, что по-другому не умеют. Ведь они - поколение Синклера.

Конец

ЯН ИВАНИШИН
05.04.2013

Читайте также:



Поделиться информацией