ГлавнаяКонтактыКарта сайта
ЕПОС
О компанииКомпьютерная криминалистикаВосстановление информацииЗащита информацииПроизводство и ITСервисНаши разработки

Расследование инцидентов, компьютерная криминалистика, информационная безопасность

Книжная серия Взгляд на жесткий диск изнутри




1. Армия Синклера

Собрать вместе столь занятых людей очень сложно. Но у меня получилось. Узнав о теме разговора, откликнулись оба. Сегодня хорошие друзья, во времена, о которых пойдет речь, даже не подозревали о существовании друг друга. Хотя стояли у истоков одного и того же дела. Они люди публичные, но если их прозвища вам ничего до сих пор не говорят, знакомьтесь.

Сергей Коженевский, для своих – просто Романыч. В прошлом офицер радио и радиотехнической разведки. Участвовал в пяти морских боевых походах на Средиземном море, был военным советником в Алжире, работал в научных лабораториях в КВИРТУ. Разрабатывал военную технику для нужд армии. Сегодня он генеральный директор компании ЕПОС.


Коженевский Сергей Романович - генеральный директор компании ЕПОС

Геннадий Боргуленко, для своих – Гена Винодел. Начинал как монтажник радиоаппаратуры исполнял должности главных инженеров нескольких известных IT компаний. Будучи профессионалом в области радиоэлектроники и компьютеров, в девяностых годах занялся разработкой новых сортов алкогольных напитков. Его бородатое лицо долгое время украшало этикетки торговой марки "Винодел". Именно он придумал столь популярные когда-то красненькие штопоры, которые продавались вместе с бутылками вина под термоколпачком. По сей день он заметная фигура в алкогольной промышленности.


Боргуленко Геннадий Сергеевич

Как оказалось, о временах Синклера друзья могут говорить часами. Мы встретились в обеденный перерыв за небольшим столом в рекламном отделе ЕПОСа. Собеседники разложили старые журналы, чертежи, схемы, а Романыч даже принес реально работающий СПЕКТРУМ. Я включил диктофон и мы как будто нажали «ENTER» в захватывающей компьютерной игре, оторваться от которой невозможно, пока не пройдешь все уровни.

Львовский вариант английского компьютера

РОМАНЫЧ: В то время я уже был опытным радиолюбителем. В боевых походах, будучи инженером маневренных групп, обслуживал, настраивал и ремонтировал все существующие виды радиоэлектронного оборудования. Самостоятельно разрабатывал различные цифровые устройства. А когда в марте 1988 года я перевелся в родное Киевское высшее инженерное радиотехническое училище, то на новое место службы привез с собой собственноручно собранный в Одессе первый персональный радиолюбительский компьютер «Радио 86 РК» с монитором.

В Одессе, на старом месте службы в лаборатории исследования радиоизлучений (ЛИР) остался собранный, но не до конца настроенный компьютер «Apple 2». Я был одним из четырех аматеров сборки этого персонального компьютера. Мы всей лабораторией: Александр Арцов – начальник, Валерий Кашапов – старший техник, Николай Заболотный – техник, и я - старший инженер – решили повторить этот легендарный, и в то время самый известный и сложный персональный компьютер из Америки. Документацию на него, вариант печатной платы, принципиальную схему и коды программного обеспечения привез из Болгарии наш начальник - Александр Арцов от инженеров завода в городе Правец, в котором выпускался полный аналог этого компьютера. Нам удалось на одном из заводов Одессы сделать несколько печатных плат, после чего мы приступили к поиску микросхем и других деталей к нему. Сложность состояла в том, что многих микросхем нельзя нигде было купить, а процессор стоил очень дорого (2-3 офицерских зарплаты). Но потихоньку работа продвигалась и наиболее активные и опытные из нашего коллектива: Арцов и Кашапов - уже через несколько месяцев закончили настройку и запуск плат этого компьютера. Возможности этого компьютера (черно-белый вариант) впечатляли: отличная графика, быстрота работы, встроенное программное обеспечение! Эти компьютеры сразу были превращены в специальные вычислительные комплексы, на которых отрабатывались различные задачи по декодированию и расшифровке сигналов. Я из-за отсутствия времени (частые командировки) от них отстал и полностью закончить компьютер не успел, хотя изучил все стадии создания этого ПК.

Буквально сразу же по приезду в Киев на новое место службы в КВИРТУ, мне показали странную печатную плату и сказали, что ее привезли из Зеленограда и она предназначена для сборки «львовского варианта» английского компьютера ZX SPECTRUM. «Львовский вариант» английского компьютера, который привезли из Зеленограда? Это звучало несколько странно и нелогично.

Я уже был знаком с ZX SPECTRUM. Один из моих знакомых привез со стажировки в Англии два настоящих ZX SPECTRUM - черно-белый и цветной, а также привез много компьютерных игр на кассетах. Мы вскрыли корпуса этих компьютеров, чтобы посмотреть, что там внутри, и увидели несколько специализированных микросхем высокой степени интеграции. Повторить ZX SPECTRUM в таком варианте было невозможно. Но к этому времени лучшие инженеры СССР уже решили эту сложную задачу! Зная основные сигналы и устройство этого ПК, они на дискретной логике (цифровых микросхемах) повторили устройство этих СБИС. Я понял, что пришло и мое время собирать свой личный Спектрум.


Фото оригинального ZX SPECTRUMа
(музей истории компьютерной техники ЕПОС)

ВИНОДЕЛ: Когда я после техникума проходил практику в КБКП на Ванды Василевской, я впервые увидел компьютерную игру на ЭВМ СМ 4. Она называлась КЛИНГИ.


Игра Клинги

Такая себе космическая стратегия – ты куда-то летишь, тебе дается энергия, ты кого-то атакуешь. И просто циферками монитор тебе показывает, что происходит. Сейчас можно улыбаться, но тогда эта игра мне свернула мозги на всю жизнь. Я решил, что именно этим и буду заниматься. Так я стал самоделкиным. Первым, как и многие, собрал «Радио - 86 РК». Но так его и не закончил, как Романыч свой "Apple 2". Я сделал плату, запаял все детали и остановился на микросхеме 580 вг75. Это был контроллер, который выводил на монитор псевдографику. Как я ни старался, но эту микросхему я так и не смог достать.


Микросхема 580ВГ75

А вскоре я забыл об «РК». Буквально через месяц в журнале "Моделист - конструктор" опубликовали принципиальную схему еще одного персонального радиолюбительского компьютера - "Специалист". И я взялся за него. Желание собрать собственный компьютер было такое, что у меня даже не хватило терпения дождаться следующего выпуска, где должны были опубликовать его печатную плату.


Журнал "Моделист Конструктор"

Я просто запаял все необходимые детали прямо в «макетнице». Вставил микросхемы в дырочки на «макетнице» и все посоединял проводами. С одной стороны находились микросхемы - а с другой стороны торчала борода из черного провода МГТФ. Этот компьютер долго не хотел запускаться. Оказалось, что в журнале опубликовали с ошибками код прошивки его ПЗУ. Пришлось самостоятельно дизассемблировать код и переписывать прошивку ПЗУ.

Как раз в то время ребята из КПИ познакомили меня с Петей Кулагиным. Его отец за какие-то просто нереальные на то время деньги купил настоящий английский ZX SPECTRUM. Когда я его увидел – просто обалдел. На экране телевизора был настоящий мультик, звучала электронная музыка. Конечно же, я захотел попробовать поиграть. Но хозяин компьютера никого к нему не подпускал. Он мне также пожаловался, что из-за этого компьютера в доме портятся продукты. Оказалось, что когда при загрузке игры с кассеты в компьютер включался холодильник, происходил сбой программы. И нужно было начинать загрузку игры сначала. Игры с кассеты загружались очень долго, поэтому он просто отключал холодильник во время работы с компьютером, и конечно же, совсем забывал о нем. На следующий день я принес к нему ферритовое кольцо, обернул вокруг него несколько раз провод холодильника. Получился простейший сетевой фильтр. Теперь при загрузке Синклер перестал сбоить, а я, в благодарность, получил полный доступ к английскому чуду. Сразу же развинтил его, и осмотрел. И понял, что хочу собрать такой же.

Львов - Харьков

ВИНОДЕЛ: Внутри Спектрума я увидел всего несколько микросхем: процессор фирмы ZILOG, который с трудом, но можно было достать, СБИС микросхема «ULA», специализированная микросхема, которая выпускалась исключительно для заводов Синклера (основная проблема), микросхемы памяти и ряд дискретных элементов.

РОМАНЫЧ: В этой микросхеме были собраны основные узлы компьютера. По сути - это было ноу-хау производителя и практически все версии наших отечественных Синклеров отличались тем, кто и как на дискретной логике повторял эту «ULA».


Микросхема «ULA»

Все ее функции нужно было повторить на наших отдельных микросхемах.

Кроме «ULA» были еще микросхемы памяти, тактовый генератор и дискретный компаратор. Он преобразовывал аналоговый магнитофонный сигнал в прямоугольные импульсы, длительность которых считывал процессор. Процесс считывания напоминал пение. Эти цифровые импульсы подавались на встроенный динамик и представляли собой специфическую электронную трель (частотно - фазовое кодирование в звуковом диапазоне).

ВИНОДЕЛ: В то время я уже работал в институте сверхтвердых материалов и мне выпала командировка во Львов, на завод алмазного инструмента. Там я производил наладку прибора для контроля выпекания алмазов, и познакомился с очень серьезными электронщиками. Я стал рассказывать о Синклере, ребята очень заинтересовались и заработал «коллективный разум». Мы завели схему в САПРовскую машину, и она развела плату. Вот так на ПО имени Ленина появилась плата варианта Синклера, который и стали называть «Львовский вариант». А поскольку в Зеленограде были самые крупные поставщики полупроводников и связи между предприятиями были очень хорошими, то эта плата вскоре оказалась в Зеленограде. Ну а дальше, и у Романыча. (смеется)

РОМАНЫЧ: Вскоре появился и другой – «Харьковский вариант» платы. Главное отличие «Львовского варианта» от «Харьковского» заключалось в размере. «Львовский вариант» по размеру был значительно больше. Потому, что, как нам рассказывал Винодел, эту плату разводили по советским техническим стандартам. Она, соответственно, была и проще для монтажа и сборки.


Фото «Харьковской версии» (музей ЕПОСа)


Фото «Львовской версии» (музей ЕПОСа)

«Мозговым центром» сборки «Львовского варианта» Спектрума (Синклера) в КВИРТУ стала ординаторская кафедры №41, где я и мой товарищ Гена Конев проводили все свое свободное время за изучением технологии сборки, проверки и наладки плат этого компьютера.

В училище находился еще один «мозговой центр», где один из наших сослуживцев – Коля Присяжнюк, собирал другой вариант Синклера, который он привез из Харькова – «Харьковский вариант». Этот вариант требовал сложной разводки питания микросхемы. Если на «Львовском варианте» питание было разведено по обеим сторонам платы, то на «Харьковском варианте» его нужно было подавать отдельно специальными полосочками – шинами. И это всегда мешало настройке.


Вычислительно-управляющий комплекс на базе Спектрума (автор Коженевский С.Р., музей ЕПОСа)


Процессорный модуль на базе Спектрума (Львовский вариант) с дисководом (музей ЕПОСа)

От автора. Справедливости ради, я связался с Николаем Присяжнюком и расспросил его о Синклере и «Харьковском варианте». Как и все радиолюбители того времени, он тоже заразился компьютерной лихорадкой. Самостоятельно собрал "Поиск-1" и "Поиск-2", конечно же – "Радио 86 РК". К моменту появления Синклера, Николай Николаевич учился в Харькове, в академии имени Говорова. Уже перед выпуском, в 1988 году, случайно увидел на рынке плату какого–то нового компьютера. И сразу же купил ее. Помнит, что обошлась она не дешево. Да и детали, которые доставал уже в Киеве на новом месте службы в КВИРТу, стоили денег. Но докупив все детали, собрал компьютер достаточно быстро. Да и с шинами питания приходилось повозиться. Но он не согласен с Романычем, что «Львовский вариант» был лучше. Скорее наоборот. Компактные размеры стоили того, чтобы помучиться с питанием, хотя «Львовский вариант» он тоже пробовал собирать. Вскоре они с Романычем вместе создали «мозговой центр» по разработке и сборке персональных компьютеров нового поколения - ХТ-шек! Но это уже другая история. Главное, что Синклер помогал им в работе. Николай Присяжнюк использовал Синклер в учебном процессе. На основе одного из собранного компьютера он сделал лабораторный макет. Руководству училища идея компьютеризации настолько понравилась, что для его кафедры руководство училища выделило новую персональную вычислительную машину - ЕС 1841!

Эпилог

На самом деле, в то время мало кто задумывался, какую версию Синклера собирать. Кто что «достал», то и паял. И что характерно для того времени, практически все солдаты армии Синклера работали на голом энтузиазме. Паяли и настраивали персональные компьютеры себе и друзьям, как это делал Романыч; учили сборке Синклеров курсантов в научных кружках, как Николай Присяжнюк. И даже раздавали на рынке бесплатно (!!!) принципиальные схемы и описание работы всем желающим приобщиться к армии Синклера, как Винодел – Гена Боргуленко.

Это было удивительное время компьютерных романтиков. Время, когда армия Синклера по всей необъятной советской Родине ежедневно пополнялась сотнями «призывников». Будет ли еще когда-то так? Скорее всего - нет! А пока ребята наслаждались магнитофонными трелями синклеровских программ, на горизонте начал появляться призрак. Призрак капитализма.

2. Призрак Капитализма

Просто удивляешься, как похожи компьютерные фанаты по обоим сторонам океана. Во время бесед с Романычем и Виноделом меня преследовало настоящее дежавю. Находясь под впечатлением книги Уолтера Айзексона про Стива Джобса, я постоянно ловил себя на мысли о неимоверной похожести персонажей книги и моих друзей. Когда Джобс и Возняк создавали свой первый компьютер Apple, они думали только о нем. Это потом выяснилось, что эти страстно влюбленные в Компьютер люди любят его по-разному. Стив Возняк хотел бесплатно раздавать схемы, платы, делиться опытом со всем компьютерным сообществом Силиконовой долины. Стив Джобс был нацелен на создание собственного гениального и надежного продукта, который был бы на голову выше всех остальных решений. Так и наши герои поначалу не знали, во что выльется их увлечение. Вскоре один из них станет известным предпринимателем и ученым, который как Джобс до мелочей продумывает каждое изделие или технологию и фактически открывает новые направления на рынке. Другой сменит род занятий и компьютеры навсегда останутся в его жизни самым главным увлечением, но не бизнесом. Сегодня их рассказ именно о тех временах, когда призрак капитализма уже был на пороге. Но наши герои еще не были к нему готовы. Через несколько лет судьба расставит их на разные высоты пирамиды успеха, ну а пока они, совершенно разные люди, мечтают лишь о всеобщем счастье, которое должны принести в мир компьютеры Клайва Синклера.

Я продолжаю беседовать с людьми, которые стояли у истоков компьютерного движения в Украине, знатоков Синклера: Сергееем Коженевским, которого вы уже знаете, как РОМАНЫЧА и Геннадием Боргуленко, известного, как ВИНОДЕЛ.

"Полный фан"

ВИНОДЕЛ: Вернувшись из г.Львова с платой нового компьютера и его схемами, первое, что я сделал, это взял трехлитровую банку спирта, который тогда был универсальной валютой, и поехал к знакомым ребятам на завод, чтобы сделать "синьку".

РОМАНЫЧ: Для тех, кто не знает, что это такое, поясняю, что в советские времена просто так сделать копию чертежа или документа было невозможно. Копировальные аппараты только появились. Они находились в больших организациях и были под тщательным контролем "органов" - так называемого Первого отдела. Даже печатные машинки были на учете, поэтому в основном было два способа копирования: 1) ручная перерисовка чертежа или схемы на кальку на просвет - дело очень длительное и требующее огромной аккуратности и внимания. 2) фотография, но этот способ был не всем доступен, так как необходимо было знать фотографические процессы, а размер копии был ограничен размерами листа фотобумаги.

Способ, которым воспользовался Гена был сложнее, но осуществим. Во время "сухого закона" спирт решал если не все, то многие вопросы. И было вполне реально договориться сделать копии документов за «магарыч» на заводе или в институте, где были копировальные машины - ЭРы или ЗСКА. Естественно в нарушение всех правил.


На таких машинах тайно тиражировали первые схемы Спектрума

ВИНОДЕЛ: Тогда за три литра 96 градусного мне "в тихую" распечатали 30 копий схемы Синклера. Дома я самостоятельно сделал фотокопии печатной платы и размещения на ней деталей и пошел с этим добром на радиорынок.

РОМАНЫЧ: С точки зрения современного человека это выглядит смешно и странно, но Гена эти схемы тиражировал не для продажи. Он раздавал их просто так. Бесплатно.

ВИНОДЕЛ: Это был конец 1987 года и тогда я даже не задумывался о том, что на этом можно заработать. Мне очень хотелось, чтобы люди увлеклись компьютерами, чтобы «заболели» ними. Я давал схемы и шаблоны печатных плат тем, кто ими интересовался и всем рассказывал, что сделать свой собственный компьютер можно даже дома.

РОМАНЫЧ: Тогда и радиорынок был другой. Сначала его даже рынком не называли, говорили - космодром. Все компьютерное движение начиналось оттуда. Это была такая большая тусовка радио любителей. Сотни людей перемещались по небольшой площади, толпа гудела, как большой улей. Народ общался, обменивался опытом и, конечно же, продавал или обменивал друг другу радиодетали. Происходило это как в кино про Шурика - открывали полу плаща или пиджака, где был список компонентов, выбирали из него то, что нужно, договаривались. А Космодромом называли потому, что происходило все это в Киеве на площади Космонавтов, возле здания Учтехприбора.

Это потом уже вся радиолюбительская и компьютерная тусовка переместилась немного дальше, на радиорынок на Караваевых дачах.


Фото здания Учтехприбора на площади Космонавтов


Радиорынок Караваевы дачи

Гену знали и на Космодроме и на Караваевых. Тогда он входил практически в первую десятку тех, кто собрал в Киеве собственный ZX SPEKTRUM, или Синклер, как мы все его называем.

ВИНОДЕЛ: Через какое - то время я уже считался Гуру в этом вопросе. Вскоре люди специально меня искали, просили помочь. Многие предлагали деньги, что бы я им помог запустить комп'ютер, но я практически всем помогал бесплатно. Еще один Синклер я собрал вместе с Сашей Кардаковым, который сейчас возглавляет большую компанию - "Инком. Я познакомился с ним там же, на радиорынке. Он взял у меня плату и говорит - а давай вместе запустим? Я согласился. Мы поехали к нему в Ирпень и собрали Синклер у него дома, на кухне. Вы представляете - это был "полный фан" (прим. "Радость" с англ.), компьютер сразу заработал при первом же включении, даже без каких - либо регулировок или настроек! Он был спроектирован так, что если ты не сделал при монтаже каких- либо ошибок, компьютер сразу запускался и работал.

РОМАНЫЧ: В начале 1988 года первый Синклер уже запустили и у нас в КВИРТУ. В то время самодельный компьютер объединял многих, как военных, так и гражданских. У всех будущих учредителей ЕПОСа в свое время был свой собственноручно собранный СИНКЛЕР и это был клуб единомышленников, где каждый хотел чего-то большего.

Зилог или зайлог?

ВИНОДЕЛ: Главной сложностью для каждого, кто хотел создать свой СИНКЛЕР, была проблема купить микропроцессор Зайлог зет 80 – центральную и главную деталь персонального компьютера. Для современного пользователя это звучит как абракадабра, но тогда о настоящем Зайлоге мечтал каждый. Или о Зилоге. Кто как его называл.


Процессор ZILOG Z80

РОМАНЫЧ: Гена напустил туман (смеется). Зайлог, по английски пишется ZILOG, это компания, которая сама выпускала самый популярный 8 - битный процессор ""z-80" и продавала лицензии на его производство другим. Фактически, это был доработанный "intel 8080" и именно на его основе был разработан компьютер ZX SPECTRUM. Достать этот процессор было неимоверно трудно.

ВИНОДЕЛ: Мой первый ZILOG помог достать брат. Он был в ГДР в институте полупроводников по какому-то обмену. Я дал ему задание - привезти дефицитный процессор. У него самого это не получилось, но вдруг, по его запросу в Киевский институт полупроводников, что на проспекте Науки, приходит посылка из ГДР на мое имя. Меня туда вызвали. Я приезжаю, а в посылке - два процессора "u880" a и b. Буквы на процессорах обозначали отбраковку чипов по частоте. Это были ГДРовские клоны ZILOG. А тот, что с литерой "а", как раз и был полным аналогом процессора "z80", так необходимого для сборки Синклера.


ГДРовский аналог процессора ZILOG ZX 80

РОМАНЫЧ: Да, немецкие аналоги процессора ZILOG Z80 идеально подходили для сборки Синклера. У одного из основателей нашей компании Юрия Рудакова, когда он еще преподавал в Киевском высшем инженерном радио техническом училище ПВО, проходила обучение группа немцев. По его просьбе они привозили ему из ГДР такие же процессоры. Эти процессоры были очень удобны для сборки Синклера, так как расстояния между установочными ножками у них были выполнены по ГОСТу и они идеально монтировались в печатную плату. Конечно, очень престижно было иметь оригинальный ZILOG, но у него приходилось при монтаже немного подгинать ножки. Немного позднее, примерно в конце 91 года появился и советский аналог "z80" - микросхема Т34ВМ1. Но у нас этот чип не прижился. Зилоговские и ГДРовские процессоры были надежнее.


Советский аналог "z80" - микросхема Т34ВМ1

Последний вздох социализма

ВИНОДЕЛ: Ко времени появления первых самодельных Синклеров в Украине началось общественное компьютерной движение. В столице Украины при ЛКСМУ (Ленинский коммунистический союз молодежи Украины) был организован компьютерной клуб "Киев". Ему выделили помещение в Михайловской трапезной, а его руководителем назначили Лешу Кучеренко, который в последствии стал большим политиком - депутатом и министром.
Когда я прочитал в газете про этот клуб, то сразу пришел к нему. Познакомились, я сказал, что интересуюсь компьютерами до одурения и хочу быть полезным клубу.


В этом здании находился компьютерный клуб "КИЕВ"


Слева направо: Алексей Кучеренко - директор компьютерного клуба «Киев», Виктор Безверхий - директор ЦНТТМ «Прогресс», Валентина Шевченко - председатель Верховного Совета УССР, Владимир Щербицкий - лидер КПУ, Валерий Цыбух - первый секретарь ЛКСМУ (фото из журнала Forbes )

Фактически этот клуб оказался первым игровым компьютерным клубом в Киеве. В основном там стояли игровые компьютеры "Atari", но была и одна настоящая ЭВМ, кажется "СМ-4". Она не работала и Леша Кучеренко мне говорит: «Пожалуйста, попробуйте запустить». Я, честно говоря, не чувствовал в себе технической и инженерной мощи. Но когда с Сашей Кардаковым мы спаяли наш первый Синклер и он сразу заработал, я понял, что с этой работой справлюсь и предложил Кардакову вместе заняться починокой СМ-ки компьютерного клуба. Он согласился и мы вместе через какое-то время все таки запустили эту машину.


ЭВМ СМ-4

РОМАНЫЧ: А ведь что интересно, когда комсомольцы зарабатывали свои первые большие деньги, для нас все это было "за бесплатно". Почему-то в те времена у обычного советского человека коммерция "не включалась". Все горели компьютерами, действительно хотелось приобщить к миру персональных компьютеров как можно больше народу. Никто тогда и не думал о деньгах. Ни на гражданке, ни, тем более, в армии. Так в КВИРТУ ПВО на кафедре АСУ под руководством Коли Присяжнюка группа энтузиастов (курсантов и офицеров) стали осваивать Харьковскую версию Синклера, а наша кафедра номер 41 стала штабом по сборке Синклера Львовского варианта. Вдвоем с Геной Коневым мы в кладовке кафедры номер 41 организовали творческую компьютерную мастерскую.

Гена Конев отвечал за поставку элементной базы, контакты с другими компьютерными альтруистами, приобретение необходимой технической литературы, а я - за технические идеи, необходимые исследования и измерения. Трудность заключалась в том, что мы не знали ни одного компьютерщика в Киеве, который бы уже собрал и запустил полностью готовый самодельный Синклер. Нам приходилось работать «наощупь», используя метод «проб и ошибок». Нам повезло, что у нас была возможность осуществлять проверку работы программ на фирменном Синклере. Если игра не загружалась или некорректно работала, то мы проверяли ее загрузку на фирменном ZX SPECTRUM. Это позволило нам научиться правильно настраивать компараторы входного сигнала, которые практически во всех версиях были сделаны недостаточно хорошо.

 На новое компьютерное хобби мы тратили свои последние деньги. Мы смогли подсоединить к Синклеру и джойстик, и дисковод, и принтер. Эти устройства стоили очень дорого и их трудно было достать. С появлением принтера мы смогли распечатывать большое количество технических текстов и даже различных методических пособий по настройке и эксплуатации персональных компьютеров.

Постепенно «компьютерной лихорадкой» увлеклось множество не только офицеров, но и курсантов училища. Я помню, что первым из курсантов Синклер спаял Кирилл Лебедев, который потом стал одним из главных менеджеров в компании ЕПОС. В те переломные времена офицеры вместе с курсантами, не смотря на плотное расписание занятий и большую служебную загрузку, засиживались до полуночи, и в этой маленькой комнатушке паяли компьютерные платы, настраивали и запускали первые персональные компьютеры.

ВИНОДЕЛ: А я в это время познакомился в компьютерном клубе КИЕВ с такими же альтруистами, как и я, которые мечтали максимально расширить в Украине компьютерное движение. Я раздал ребятам схемы Синклера и они тоже помогли их растиражировать. В Советском производстве всегда была возможность иметь доступ к средствам этого самого производства - вот так, где за идею, где за спирт печатали схемы, травили платы. Везде, где бы я ни был, я нес Синклер, как флаг. Всем рассказывал, как это класно, говорил, давайте будем заниматься компьютерами.

РОМАНЫЧ: Самое интересное, что это увлечение не отпускало. Ну спаял ты компьютер, запустил, наигрался вдоволь, вроде бы как и все. Но тут же хотелось спаять новый, более совершенный, удобный в монтаже и сборке.Новому компьютеру хотелось придать вид законченного продукта, так как самое важное было - это внешний вид и оформление компьютерной коробки. Основными вопросами было: 1) в какой корпус установить плату, 2) как лучше разместить монитор.


Различные варианты исполнения персонального компьютера Спектрума.
(музей компьютерной техники ООО «ЕПОС»)


Управляющий комплекс на базе Спектрума с дисководом. Музей ЕПОСа
(музей компьютерной техники ООО «ЕПОС»)

Вскоре ко мне стала обращаться масса людей, у которых не получалось самостоятельно запустить собранный Синклер. Оказалось, что существует множество важных нюансов, которые не узнаешь, пока не посидишь долгими ночами с паяльником и осциллографом. Гена Винодел прав, Синклер был спроектирован замечательно и в идеале запускается сразу. Вот только многие из деталей для его сборки по сути были ворованными или просто отбраковкой производства. И никто не давал гарантии, что они соответствуют заявленным параметрам. К тому же культура пайки у большинства радиолюбителей, особенно начинающих, мягко говоря, оставляла желать лучшего.


Недоделанная плата ленинградского варианта Синклера и обратная ее сторона. Неаккуратный монтаж

Так начал формироваться компьютерный рынок, на котором многие люди стали известными, а некоторые сделали огромные по тем временам состояния.

ОТ АВТОРА: К началу девяностых сплоченная армия Синклера уже захватила все доминирующие высоты и окончательно победила на 1/6 части суши. Не было региона в СССР, где энтузиасты не собирали бы Синклер. Но именно в это время началось угасание компьютерного движения альтруистов и зарождение настоящего рынка информационных технологий. Первые шаги в незнакомом бизнесе, первые правильные и неправильные решения, технические и маркетинговые тонкости, которые помогали зарабатывать. То, что сегодня кажеться простым и очевидным, тогда открывали, как Америку.

Про "боевых товарищей", мечтавших все заполучить "на халяву", про гениальные инженерные решения и пачки денег, которые потрясли ВИНОДЕЛА в третьей, заключительной части АРМИИ СИНКЛЕРА.

3. Ударники капиталистического труда

Советский Союз медленно умирал, а вместе с ним и иллюзии о равенстве и братстве. Это было время, когда НАШЕ постепенно становилось ТВОИМ и МОИМ. В то время, когда большая часть радиолюбителей бесплатно помогала другим и ночами совершенствовала работоспособность и дизайн популярного компьютера, самые прозорливые поняли, как зарабатывать на этом большие деньги…

Что и сколько стоит?

РОМАНЫЧ: Однажды ко мне в лабораторию зашел один из сослуживцев и увидел под столом несколько листов фольгированного стеклотекстолита. - Поделись, говорит. Стеклотекстолит такого качества тогда был в дефиците, и я по случаю приобрел для себя несколько листов с большой переплатой. - Ну, нет проблем, говорю, покупай по себестоимости. – А он мне – Ты что, со своего боевого товарища хочешь взять деньги? Да я всем расскажу, что ты хапуга! - в тот момент я понял, что все изменилось и теперь у меня своя дорога. То есть человек не только не оценил моей щедрости, но еще и разозлился. И многие его поддержали. Оказалось, что завистников, не умеющих держать в руках паяльник, но мечтающих собрать Синклер «на халяву», достаточно много. Мир изменился и все теперь имело свою цену.


Лист фольгированного стеклотекстолита, из которого радиолюбители изготавливали монтажные платы для своих изделий

ВИНОДЕЛ: Обидно то, что и мы тогда не знали настоящую цену своим знаниям и опыту. В то время на радиорынке я слыл спецом, который брался за такие задачи, перед которыми другие просто опускали руки. Однажды позвонил мне руководитель запорожской биржи Хортица. У него был один из первых в стране импортный автомобиль SAAB 9000.


Пример автомобиля SAAB 9000, аналог которой удалось починить Виноделу

Его водитель, при работающем двигателе, дернул какую-то коробку под сиденьем и машина перестала заводиться. В то время такой автомобиль ремонтировать было негде. Нужно было реально его паковать и отправлять на ремонт в Швецию. Он нашел меня через ребят с радиорынка и попросил приехать, чтобы его починить. Я отказался. Тогда он отправил мне этот SAAB из Запорожья в Киев на лафете. Пришлось взяться. Я сел, подетально нарисовал схему и понял, что сгорели ключи управления инжекторами. У нас таких мощных полевых транзисторов промышленность не выпускала, и я сделал их аналог на комплементарных парах биполярных мощных военных 825-х и 827-х транзисторах.


Военный транзистор 827

Получились такие себе транзисторные гирлянды, но машина заводилась и хорошо работала. Он заплатил мне за эту работу 500 долларов. Для меня это была просто безумная сумма. А вот за настройку Синклера поначалу брать деньги как-то было неудобно, что ли. Помню, Эдик Розенблатт, который был начальником цеха на одном из заводов, а в последствии стал казначеем Банка Аваль, предлагал мне большие деньги, чтобы я запустил ему Синклер.

РОМАНЫЧ: Да, знания складывались тогда по крупицам. Нужно было не спать добрую сотню ночей, чтобы достичь определенного уровня знаний и мастерства в его настройке. И те, кто брался за сборку Синклера «нахрапом», без соответствующей подготовки, часто не представляли себе, с чем им придется столкнуться. Однажды на меня пошли жаловаться заместителю начальника кафедры несколько курсантов, у которых не получалось самостоятельно настроить компьютер. Он меня вызывает и начинает распекать за то, что я не делюсь с ними секретами мастерства по сборке Синклера. Я ему объяснил, что готов делиться уменьем и знаниями в радио и радиотехнической разведки, на кафедре которой я работаю, а то, что не относится к учебному процессу - дорого стоит, потому что достигнуто моим потом во внеслужебное время...

Большие секреты маленькой компании

ВИНОДЕЛ: Да, к тому времени мы уже немного «забурели» и стали понимать, что некоторые люди нас просто используют. Это не значит, что нужно было платить нам за знания, но, например, пива принести - это было бы нормально.

РОМАНЫЧ: Правда, (смееться). Но вскоре к нам на 41–ю кафедру КВИРТУ ПВО уже и с пивом было пробиться сложно. Мы с Геной Коневым после службы были постоянно заняты и времени учить других уже просто не оставалось. Мы много экспериментировали. Например, как размножить игры для Синклера. Они продавались на кассетах, но переписать их с одной на другую без снижения качества было практически невозможно. Магнитофоны вносили искажения и длинные программы не загружались. Тогда я специально купил в боновом магазине японский двухкассетный магнитофон SanYo (фото), который, как оказалось, не вносил помех.


Двухкассетный магнитофон на котором производилась запись и дублирование кассет для Синклера
(Собственность Романыча. Музей компьютерной техники ООО "ЕПОС")

На нем я начал тиражировать игры с проверенных кассет. Писал только на кассеты BASF (фото), каждая из которых стоила тогда 10 рублей. Это было очень много на то время. Но за качественно записанную кассету на радиорынке давали 20 рублей! Это был хороший заработок.


Кассеты BASF, на которые в основном производилась запись и копирование компьютерных игр

ВИНОДЕЛ: Я тоже занимался этой проблемой. Но японский магнитофон для меня оставался пределом мечтаний, и мне пришлось собрать специальную конструкцию компаратора, через который удалось переписывать кассеты без искажений на советской технике. Мы все время экспериментировали и каждый новый шаг давался методом постоянных проб и ошибок.

РОМАНЫЧ: Так накапливался драгоценный опыт в сборке, настройке и эксплуатации Синклера. Все начиналось с покупки работоспособных комплектующих. Многие микросхемы были ворованными с предприятий, их изготавливающих, и не факт, что они были работоспособны. К тому же многие радиолюбители компьютерщики не могли понять простую истину – для того, чтобы собрать компьютер, прежде всего нужно найти качественную печатную плату. Ведь их нелегально «травили» на заводах и часто при этом случался брак. Они были двухсторонние, с металлизацией отверстий.

ВИНОДЕЛ: Например, был случай, когда кто-то на фотошаблоне случайно поставил миниатюрную кляксу. И целая партия плат пошла с лишней перемычкой. Я помню, как долго вычислял эту ошибку, но все таки нашел. И когда приносили неработающий свежесобранный Синклер, я в первую очередь искал лишние перемычки между дорожками. Удалял их и машина часто сразу запускалась. В таких случаях у людей на лицах было просто мистическое восхищение. Иначе, как «Шаман» меня после этого не называли. Все кажется просто, но для этого нужно было несколько вечеров с лупой и схемой выверить каждую дорожку на плате. И знать, где могут быть проблемы.

РОМАНЫЧ: А еще всегда нужно было проверять металлизированные переходы с одной стороны платы на другую. Часто бывало так, что дорожка к такому переходу подходит, а контакта на другой стороне нет. Часто дорожки на всякий случай дополнительно пропаивали, а в переходы для страховки, особенно под микросхемами вставляли проволочки. Я вообще считаю, что главный секрет качественной сборки - это культура монтажа и пайки. Сборка Синклера требовала чрезвычайной аккуратности. А большинство людей не имели этой культуры, их пайка получалась неаккуратной, давала замыкания «блуждающие контакты».

ВИНОДЕЛ: Был только один уникум, подвиг которого повторить не удавалось никому. У меня был монтажник Игорь Петров по кличке «Волна припоя». Промышленным способом платы паяют волной припоя, а Игорь паял 60-ваттным паяльником, с которым лучше к чипам не соваться. А он при помощи этого «монстра» набирал на его жало припой и вжик-вжик! Гнал им по плате настоящую волну.


60-ваттный паяльник, подключаемый непосредственно к сети 220 В.
Таким паяльником цифровые микросхемы не паяют.

РОМАНЫЧ: Да, я тоже не знаю таких уникумов. Чаще всего когда видел, как собирают Синклер, всегда мог понять, будет он работать, или нет. Часто, когда мне приносили неработающий экземпляр с просьбой запустить, приходилось многое перепаивать, облагораживать. Многие, например, не знали, что кислотный флюс проводит электрический ток, и если он оставался на плате, то именно это мешало нормальному запуску и работе компьютера.

ВИНОДЕЛ: Ну, конечно, требовала опыта и настройка компаратора. Иначе он не считывал правильно данные. А подгонка сигналов RAS/CAS тоже доставляла хлопот. Микросхемы памяти были с большим разбросом их параметров. У меня был набор маленьких конденсаторов. При помощи их я регулировал длительность сигналов - одну ножку конденсатора на землю, другую на ножку микросхемы. Что делал конденсатор? Прямоугольный импульс должен синхронизироваться с другими импульсами. А если микросхема была не подогнана по параметрам, то импульс мог приходить раньше или позже и не «синхронизироваться».

РОМАНЫЧ: На деле это проявлялось так. Ты сидишь, Синклер работает, и вдруг загруженная в него игра зависает. Сбой в памяти. Какая то микросхема не успела вовремя корректно выдать информацию.

ВИНОДЕЛ: Правильно подобранный конденсатор «заваливал» фронт и импульс переставал быть прямоугольным. А поскольку срабатывание считается по уровню 0,7, от амплитуды импульса ты подбором нужного конденсатора затягиваешь, сдвигаешь время, чтобы правильно поймать момент синхронизации. Это была очень важная тонкость.

РОМАНЫЧ: Вот поэтому Львовский вариант Синклера был самым стабильным в работе. Было на плате много места для тонкой настройки. В Харьковском нужно было очень плотно садить микросхемы и плюс запаивать шины питания. После этого добраться к чипам было практически невозможно. Часто случайно щупом замыкали их контакты на шину питания и тогда микросхемы «горели» - они вспухали там, где находился их кристалл и появлялся дымок с очень противным запахом. Бывало очень обидно.

Клава, Джойстик и другие

ВИНОДЕЛ: Но самое интересное начиналось дальше. Когда Синклер все таки начинал стабильно работать, радиолюбитель вдруг понимал, что компьютер это ничто – «клава» все! Клавиатур-то с правильной западной раскладкой букв и цифр не было, были только советские другого стандарта, но рядовому радиолюбителю и они были недоступны! Это становилось настоящей головной болью. Чего только не придумывали радиолюбители-компьютерщики. Большей частью разбирали большие бухгалтерские калькуляторы и из их клавиш делали кустарные клавиатуры.

РОМАНЫЧ: Я свою клавиатуру сделал на герконах. В каждой клавише пара геркон – магнит стоит. Она получилась мягкая, удобная, с тактильным эффектом нажатия – тик-тик. Самое сложное в изготовлении кустарной клавиатуры, это все правильно и качественно распаять внутри. Большинство ведь даже не умело провод МГТФ правильно обрезать. Они его «бархатили», нужна была ювелирная работа скальпелем или остро отточенными кусачками. А если удавалось достать отечественную «клаву», то важно было правильно переставить кнопки, чтобы она была по расположению клавиш не «FYWAPR», а «QWERTY».


Выносная клавиатура (собственность Романыча). Музей ООО "ЕПОС"

ВИНОДЕЛ: Да, с клавиатурой приходилось повозиться. Я взял и сделал плату сам - протравил вертикали и покрыл серебряным припоем, чтобы не окислялись. Была у меня позолоченная сталечка, такая проволочка для электроэрозии. Я натянул ее на тонком оргстекле с дырочками под пружинами с кнопками от калькулятора. Нажимаешь - контакт замыкается. Это по сути была одна из первых мембранных клавиатур. Многие эту конструкцию после меня повторили.

РОМАНЫЧ: Ну и конечно для компьютера нужен был хороший корпус. Я для своего Синклера выполнил корпус из металла в прямоугольном исполнении с внешней клавиатурой – получился настоящий управляющий компьютерный комплекс.


Управляющий компьютерный комплекс. Автор Коженевский С.Р.

ВИНОДЕЛ: Первый Синклер я поместил в корпус, сделанный из двух больших калькуляторов. А потом выфрезеровал из алюминия матрицу, которую нагревал и утапливал в пластмассу. Получались две половинки для корпуса с ручкой.

РОМАНЫЧ: У многих и не такие страшные корпуса получались. (смеется).

ВИНОДЕЛ: Зато я сделал первый в Киеве джойстик. Это был крестовой переключатель от ЧПУ-шного станка. Ко мне приходили целые делегации с пивом, конечно (улыбается), чтобы погонять в «машинки». У взрослых мужиков "башку сносило" от виртуальной реальности. Помню как один из них – «Вовка бригадир» входит машинкой в поворот и падает с кресла в сторону виртуального поворота.


Крестовый переключатель (Джойстик)


Заставка компьютерной игры "Гонки" на экране телевизора

РОМАНЫЧ: Да, это было очень ново и необычно! Люди не могли поверить, что такое может быть – цветное изображение на экране, какие-то машинки ездят или человечки прыгают. И ты ими управляешь. В этом наверное и заключалась магия Синклера. Каждый хотел играть не в кинотеатре 3 минуты на автоматах за 15 копеек, а прямо у себя дома бесплатно. И это было реально. Если, конечно, знал секреты сборки Синклера.

Профессор, конечно лопух, но Синклер при нем

ВИНОДЕЛ: А я вот один раз использовал Синклер для учебы. Точнее как шпаргалку на экзамене в КПИ, где я в то время учился. Тогда только появились советские программируемые калькуляторы МК 52 и МК 61. Одни из преподавателей кафедры электротехники, жуткий, кстати, экзаменатор, всех заваливал, фанател от этих калькуляторов. И на экзамене разрешал пользоваться только ними. «А можно компьютером?» - спросил я его перед экзаменом. Препод подумал, что я выделываюсь – «Да легко, говорит, приноси». Ну я и принес Синклер с маленьким мониторчиком. Ввел в него все формулы на Бейсике, мне компьютер сам задачи решает, графики чертит. Для экзаменатора это было настоящим откровением. У меня сразу по Теоретическим основам электротехники пятерка, а для него - экзамен сорван. Все списывают что хотят, а преподаватель весь экзамен провел у Синклера. Я ему машинки поставил, так он несколько часов гонял и не мог остановиться. Для него сразу померкли калькуляторы. Ну а меня группа потом на руках носила.

РОМАНЫЧ: Что интересно, с кафедры вычислительной техники КПИ к нам в КВИРТУ на 41-ю кафедру приходили смотреть на Синклер. В понятиях профессоров и доцентов КПИ, компьютеры изначально были предназначены для решения математических задач. И пока им не показали «Синклер» они просто не верили, что существует графический интерфейс. Думали, что это на таком маленьком и простом компьютере невозможно. Но когда увидели, что Синклер может даже строить графики, это их очень поразило.


Пример построения простейшего графика на Синклере

ВИНОДЕЛ: Сейчас из моей группы практически никто не занимается компьютерами. Всех увело от электроники очень далеко. Но уверен, что о Синклере помнит каждый, ведь многими был собран этот компьютер.

Конец времени всеобщего коммунизма

ВИНОДЕЛ: Ну а дальше, все уже начало развиваться на коммерческой основе. Пришли люди, которые поняли, что настоящие деньги можно зарабатывать в качестве менеджеров, а не радиолюбителей.

РОМАНЫЧ: В то время я с моим сослуживцем и партнером по настройке львовского варианта Синклера Геной Коневым тоже начали небольшой «бизнес». Мы продавали наборы стопроцентно рабочих микросхем для сборки Синклера. Одну из плат мы превратили в тестировочный макет компьютера. Вместо микросхем у нас были запаяны панельки, в которые мы вставляли чипы и полностью запускали машину. После этого формировали полный рабочий комплект для сборки Синклера и продавали его.

ВИНОДЕЛ: А потом появился на радиорынке Саша Круподеров – интеллигентный мужчина, с профессорской бородкой. Он всегда был одет в модный тогда джинсовый костюм и носил шапку «петушок» на голове. Он начинал «крутиться» еще на космодроме. Приходил, спрашивал меня постоянно – что и как. А потом нанял несколько радиолюбителей, которые занялись отладкой ПЗУ для Синклера. Платил им зарплату - короче занялся менеджментом.

РОМАНЫЧ: Вспомнил, Круподеров еще различные платы расширения для Синклера продавал – связь Синклера с дисководом, и модули памяти, чтобы вводить программы мгновенно с ПЗУ, а не с кассеты. Вставил ПЗУ-шку и «опа» - игра запущена.

ВИНОДЕЛ: Круподеров доверял мне, и я часто видел, как он в конце торгового дня вынимает из всех карманов пачки денег. Для меня, фактически Синклеровского бессеребренника, суммы были фантастическими. Я был свидетелем такого случая. Приглянулась ему квартира в центре Киева на улице Липской. Люди уезжали в Израиль и ее продавали. Как оказалось, квартиру эту облюбовал представитель авиакомпании МАЛЕВ, который жил этажом ниже, и хотел сделать жилье в двух уровнях. Так вот Саша пришел к этим людям, и спрашивает, сколько им предложили. Отвечают, что 20 тысяч рублей. Он сразу достает 27 тысяч и тут же перекупает квартиру. А вскоре приобретает в этом доме еще одну. Я привел этот пример для того, чтобы показать, какие доходы приносил Синклер тем, кто уже в те времена знал, как можно заработать. Может поэтому Саша Круподеров уже давно живет в Америке. Ну а нам и здесь неплохо, и есть что вспомнить.

РОМАНЫЧ: Согласен. Синклер это была наша мечта. Мы не умели продавать мечту. Мы паяли по ночам и радовались, когда очередной Синклер оживал. Я лично собрал их около 100 штук. Больших денег это не приносило, но я был счастлив, что занят любимым делом. И именно этот небольшой компьютер навсегда определил мою дальнейшую судьбу.

От автора. Пройдет совсем немного времени и ВИНОДЕЛ наладит на одном из заводов первую в стране сборку уже не синклеров, а полноценных ХТ-шек из комплектующих. А РОМАНЫЧ вскоре оставит армию, не дослужив каких-то два года до пенсии, и технически возглавит одну из первых компьютерных компаний, которая станет крупнейшим производителем персональных компьютеров ХТ – НТТ («Нью Технолоджи Трейдинг»).

Но к шедевру Клайва Синклера, это уже не будет иметь никакого отношения. Разве что коробки с частями старых позабытых компьютеров в музее "ЕПОСа", с которых все начиналось, иногда напоминают ВИНОДЕЛУ и РОМАНЫЧУ об ушедших днях. Тех днях, когда один из товарищей бесплатно раздавал на рынке схемы, а второй по ночам паял друзьям компьютеры. И оба они, тогда еще не знакомые друг с другом, бескорыстно мечтали об одном – чтобы компьютеры были у каждого. И чтобы у всех было счастье.

Повествование продолжится и впереди еще будет много интересных историй...

Ян Иванишин
14.06.2012

Читайте также:



Поделиться информацией