ГлавнаяКонтактыКарта сайта
ЕПОС
О компанииКомпьютерная криминалистикаВосстановление информацииЗащита информацииПроизводство и ITСервисНаши разработки

Расследование инцидентов, компьютерная криминалистика, информационная безопасность

Книжная серия Взгляд на жесткий диск изнутри




Юрий РУДАКОВ

КРЕДО: "Путь к звездам идет только через тернии"

Юрий РудаковУ человека в погонах все подчиняется жесткому графику военной необходимости - в том числе и жизнь семьи. Но, как ни странно, эти ограничения только добавляют сил и стремлений сделать себя и мир лучше... Например, когда-то давно, после войны, ехал в Закавказье с молодой беременной женой на новое место службы лейтенант Михаил Рудаков. Прямо в дороге жена родила Михаилу сына-богатыря. Его вес - четыре килограмма девятьсот пятьдесят грамм - удивил даже местных акушерок. С тех пор у его сына Юрия в паспорте местом рождения значится небольшой грузинский городок Самтридия, затерявшийся в пыли дорог многочисленных переездов офицерской семьи...

До семи лет мальчик понемногу жил во всех республиках Закавказья - отца часто переводили, и семья кочевала из гарнизона в гарнизон. Помнит, что хорошо понимал армянский язык, и что отец всегда ходил с пистолетом - неспокойно было после войны. А еще - вкус тогдашнего деликатеса мальчишек - свернутого в трубку листа крапивы с солью, фильм "Звезда" в Доме офицеров и запах настоящих боевых танков, приводивший в трепет гарнизонную ребятню...

 

-  Юрий Михайлович, по законам жанра, наверное, именно этот танковый запах и стал тем романтическим стимулом к выбору военной профессии?
-  Если сказать по справедливости, этим стимулом для меня стало кладбище военных самолетов. Дело в том, что лет до четырнадцати я очень туманно представлял себе будущую профессию - не было времени думать об этом. Может быть, сказывались постоянные переезды. Собственно, в школу я пошел уже в Москве - к тому времени отец поступил в военную академию. Но московский период длился недолго - всего три года, и в очередном для нашей семьи гарнизоне под Самарой мы с друзьями открыли для себя кладбище списанной авиационной техники. Это были разбитые военные самолеты, из которых мы "добывали" медную проволоку, наушники и детали, из которых мастерили радиоприемники.

Юрий Рудаков

Отец, видя мои технические успехи, поддержал увлечение и в один из дней рождения подарил детский радиоконструктор - двухламповый приемник. Вот, наверное, тогда я и выбрал будущую профессию. Впоследствии, в закрытом городе Балтийске, мы проходили школьное производственное обучение на военно-морской ремонтной базе по специальности "радиомеханик". Преподаватель, майор Салтыков, очень серьезно относился к нашим занятиям - рассказывал нам о военной профессии, учил азам ремонта техники. Мы пробовали чинить какие-то узлы, моторы и даже радары. Одним словом, чувствовали себя настоящими взрослыми. Именно в это время я и занялся радиоконструированием. Мастерил уже не только карманные радиоприемники, но и катушечные стереомагнитофоны.


-  У Вас были возможности, от которых Вы отказались?
-  Да. Последним местом службы отца стал Киев. Он преподавал в Киевском высшем инженерном радиотехническом училище Противовоздушной обороны. Я не захотел пользоваться его связями и после неудачного поступления в Московский физико-технологический институт пошел служить срочную телеграфистом. Попал в литовский город Паневежис в роту связи штаба дивизии военно-транспортной авиации - это был первый призыв, когда вместо трех лет уже брали на два года.


- Это именно то время, когда, по мнению многих, и зародилась знаменитая советская "дедовщина"?
- Не было у нас никакой "дедовщины"! Наоборот, старослужащие ребята помогали нам во всем. Когда я впервые в жизни получил два наряда вне очереди на кухню (за гражданскую привычку держать руки в карманах), старшие, видя мое неумение чистить лук, не только научили, как правильно это делать, но и помогли одолеть гору слезоточивого продукта. А когда работали на телеграфных аппаратах, всегда помогали справиться с ворохом телеграмм: у них скорость набора - сотни знаков в минуту, а у нас, молодых - десятки.
Помню смешной случай - поручили мне почистить телеграфный аппарат и не сказали, как. Ну, я решил его сначала разобрать - оказалось, что состоит он из более чем трех тысяч деталей. Я их аккуратно разложил на столе, протер керосином, а вот собрать, естественно, не смог. Тогда, вдоволь насмеявшись над моей дотошностью, подключились наставники, и к утру аппарат снова работал.

Юрий Рудаков

- Ну да ладно, оставим тему "дедовщины" исследователям. Помня об увлечении точными науками, Вы вряд ли ограничились профессией телеграфиста.
-  Меня заинтриговал отец. По его словам, в КВИРТУ на факультет автоматизированных систем управления набирали группу военных кибернетиков. А это было как раз то, о чем я мечтал. Приехал поступать из войск с опозданием, практически "с колес". Но помогла мне хорошая доармейская подготовка - набрал 14 баллов из возможных 15-ти и, выдержав конкурс один к семи, поступил. Учиться было легко и интересно: первая сессия - "на отлично", вторая - с одной четверкой. Занимался вместе с однокурсниками в военно-научном кружке. Мы с нашим научным руководителем разрабатывали математические модели для систем управления процессами обслуживания боевой техники. Поставки запчастей, графики ремонта, работа выездных бригад по обслуживанию - нужно было увязать много составляющих для скорейшего ремонта техники, находящейся на боевом дежурстве. Это стало моей дипломной работой, а она, в свою очередь, частью большой научной работы нашего руководителя - подполковника Леонида Ивановича Рожкова.

Юрий Рудаков

- Ваши математические достижения помогли получить хорошее распределение?
- Распределение для всей нашей группы было замечательное. Лично я сразу попал на капитанскую должность под Москву в очень интересное место - крупную часть системы предупреждения о ракетном нападении. Мы получали информацию непосредственно со спутников - следили за территорией вероятного противника и по факелу стартовавшей ракеты вычисляли траекторию ее полета. Я служил в конторе управления летательными аппаратами. Пришлось учить экзотические для меня дисциплины: например, небесную механику, ознакомиться с суперкомпьютерами для обработки спутниковой информации - это были кластерные решения размером с современный стадион.


- Неужели Вы - молодой, красивый, неженатый лейтенант - интересовались только вычислительной техникой?
- Холостым я был недолго (смеется). На втором году службы, в очередной командировке, познакомился с будущей женой (она гостила у брата - военного). Тогда жениться офицеру было не страшно - нам сразу выделили прекрасную однокомнатную квартиру в военном городке, а когда родился сын - двухкомнатную. Через несколько лет, когда я поехал поступать в адъюнктуру КВИРТУ, оказалось, что разнарядка на мое место не пришла. Но после отлично сданных экзаменов, предложили продолжить службу начальником радара в учебном центре училища с дальнейшими перспективами продвижения по службе. Помню, приехал в Киев под новый 1980 год, третьего января стал на квартирный учет и уже в октябре получил смотровой документ на двухкомнатную квартиру на Оболони. Причем имел свободный выбор разных районов. Однокомнатные тогда вообще давали сразу, сложнее было с трехкомнатными - нужно было ждать больше года. Это сейчас офицеры стоят на очереди по пятнадцать - двадцать лет и не имеют даже надежды на постоянное жилье...

Юрий Рудаков

-  Ну и как Вам было вернуться в родное училище?
- Прослужил я в учебном центре немного дольше, чем планировал - целых пять лет. Когда начал разбираться с радаром, оказалось, что из его пяти приемников работают только два. К тому же перед радаром растет густой лес, который активно глушит сигнал, да и занятия проходят ночью, когда самолеты летают редко, но курсантов учить надо - учебный процесс никто не отменял! Вот я одной рукой листаю руководство по эксплуатации новой для меня техники, а другой, в свободное от службы время, паяю имитатор цели.


- Начальство оценило Вашу смекалку?
- Так я никому ничего и не говорил! От меня требовали выдать живую цель для занятий в нужном секторе! А где же ее взять? Тогда я запускал свой имитатор - виртуальный самолет ТУ-134, который взлетал в Москве и приземлялся в Борисполе. Курсанты его благополучно отслеживали, занятия не срывались. Впоследствии я перешел служить на кафедру тактики и занялся там с коллегами уже большими обучающими тренажерами. Мы сами паяли компьютеры "Радио РК 86", "Синклеры", включали их в систему больших тренажерных комплексов имитатора целей. На один из них приезжали посмотреть даже высокие чины из Москвы, во главе с начальником Генерального штаба. После этого визита меня, наконец, заметили и перевели в Научно-исследовательскую лабораторию КВИРТУ. Ну а дальше - перестройка, развал страны... Наша перспективная разработка - пеленгатор, который вызвал ошеломляющий успех у московских заказчиков, стал никому не нужен. А Украине стали не нужны мы. Развалилась лаборатория, а со временем - и само училище КВИРТУ. В 1993 г. я уволился в звании майора. Больно было смотреть, как погибает великолепная военно-научная школа - одна из лучших в мире...

Юрий Рудаков

Многое пришлось начинать с нуля. Но компания "ЕПОС", в которую объединились бывшие КВИРТовцы, уже не первый год входит в десятку лучших компьютерных компаний Украины. Юрий Рудаков возглавляет в ней отдел информационных технологий и продолжает вместе с коллегами работать в интересах национальной безопасности Украины. Их последние разработки в сфере защиты информации от несанкционированного доступа как в сетях, так и в отдельных рабочих станциях, сегодня используются во многих силовых структурах, банках, организациях. Не все, конечно, дается легко. Но на рабочем месте, в шкафу, у каждого хранится военная форма с офицерскими погонами, которая напоминает о главном жизненном принципе - путь к звездам идет только через тернии. И майор запаса Юрий Михайлович Рудаков твердо знает - не будет терний, не будет и звезд.
 

Беседовал Ян ИВАНИШИН,
фото из личного архива Юрия РУДАКОВА



Поделиться информацией