ГлавнаяКонтактыКарта сайта
ЕПОС
О компанииКомпьютерная криминалистикаВосстановление информацииЗащита информацииПроизводство и ITСервисНаши разработки

Расследование инцидентов, компьютерная криминалистика, информационная безопасность

Книжная серия Взгляд на жесткий диск изнутри




Богдан ПЕНЮК

КРЕДО:  "Главное – это быть нужным на своем рабочем месте" 

Богдан ПенюкЭто удивительно – подполковник Богдан Артемович Пенюк никогда не хотел стать полковником. Когда-то давно, как все мальчишки, мечтал о небе. И, конечно же, только о истребительной авиации. Но судьба распорядилась иначе. Все случилось, как в известном анекдоте: "Раз я не летаю, значит, никто не будет. Пойду служить в ПВО". Рассказывая мне о своей жизни, заслуженный рационализатор Украины, сегодня уже начальник отдела технической и криптографической защиты информации предприятия офицеров запаса "ЕПОС" Богдан Пенюк с гордостью говорит о службе в армии и с болью – о причинах увольнения...

- Богдан Артемович, говорят, что профессию нужно выбирать в детстве. Почему Вас, потомственного изобретателя и рационализатора, потянуло в армию? Зачем она мальчику, у которого в роду нет военных?
- Наверное, это самый трудный вопрос для большинства современных молодых людей, но не для нас. Мы были романтиками – все поголовно хотели стать военными летчиками, защищать Родину. К слову сказать, Родина тогда была прагматиком и всячески эти мальчишеские желания поддерживала...
Средняя школа №5 города Черновцы, в которой я учился, находилась между тюрьмой и пожарной частью. На одних уроках мы наблюдали, как выводят на прогулку заключенных, на других – как тренируются пожарные. Романтики мало. Вдохновляло только небо над школой.
Я учился так себе, даже имел тройки, но всегда любил технику. Мастерил разные устройства на лампах – приемники, усилители. С удовольствием работал с деревом, металлом. Ну и предметы любил соответствующие – физику, черчение.


- То есть больше точные науки?
Богдан Пенюк-  Почему же, любил и литературу, поэзию. Очень много в детстве перечитал книг, особенно про летчиков, конструкторов самолетов – Лавочкина, Яковлева. У одного из моих дальних родственников была большая библиотека (тех книг, которые я у него брал читать, не было даже в центральной библиотеке города – это полные собрания сочинений Майн Рида, Жюля Верна, Герберта Уэллса, Александра Беляева...). Все, что можно было прочитать, было прочитано. Но когда пришло время проходить медкомиссию, понял, что летчиком мне не быть. И поехал поступать в Ульяновское военное училище связи. Экзамены сдал на "хорошо", а с последнего, физики, меня выгнали, но оценку поставили отличную.


- Обычно после этого абитуриентов сразу отправляют домой...
- А я и поехал домой, только позже и сам. Просто получилось так, что на этом злополучном экзамене преподаватель параллельно принимал пересдачу у курсантов 2-го курса. Один из них оказался рядом со мной и мучительно старался нарисовать схему подключения транзистора. Я ему эту схему нарисовал, но сразу был "вычислен" экзаменатором. Он устроил мне "допрос с пристрастием" по всему курсу физики, пришлось даже рассказать наизусть всю шкалу радиочастот. Меня все-таки выгнали из аудитории, но с отличной оценкой. Уже в коридоре появились серьезные сомнения по поводу учебы там. Курсант второго курса не мог ответить на элементарный вопрос. Я понимал, что это просто двоечник, но все же...


- И Вы, поступив, отказались от учебы и поехали домой?!
- Да. Вернулся домой и пошел работать на газораздаточную станцию, грузить баллоны и ждать следующего года, чтобы попробовать силы в другом военном училище. Был я тогда, как говорят, "60 килограмм с ружьем", но долго катать тяжелые баллоны не пришлось. Через два месяца я уже работал слесарем, а затем и токарем. Делал работу, за которую боялись взяться специалисты со стажем, например, протачивал баллоны, придумал и сделал специальный клапан для заливки газа. Думаю, что мной были довольны.

Богдан Пенюк

- Представляете, остались бы у газовщиков, сегодня с вашей головой и руками уже были бы газовым королем!
- Может, так бы и случилось, но зимой в отпуск приехали мои одноклассники, которые поступили в Житомирское радиотехническое училище. Они с восхищением рассказывали о радиоэлектронике, которую там изучали, и я понял – это мое. Летом сдал экзамены и стал курсантом. Учился с большим удовольствием, но первый курс был очень трудным. Военная дисциплина давалась очень тяжело. Даже, скорее, не дисциплина, а беспочвенные придирки старших по званию, смысла которых я никогда не понимал. Раза два просто срывался и был готов все бросить и написать рапорт об уходе, но в это время училище перепрофилировали. Поступила новая техника. И нас начали готовить как техников для войск Противоракетной обороны. К слову, уже после нашего выпуска училище перешло на четырехгодичное обучение и стало называться не Житомирское радиотехническое, а Житомирское Высшее военно-инженерное командное краснознаменное училище войск ПВО имени Ленинского комсомола. Представьте, сколько тогда пришлось "пережить" разных комиссий и проверок. Мы стали изучать новейшие станции уже не на лампах, а на транзисторах, и я остался. Ради этого стоило потерпеть. Чем сложнее становилась техника, тем интереснее мне было. Технические кружки, стажировки – было очень познавательно. А к армейской системе вскоре привык. Три года пролетели незаметно.


- И, скорее всего, распределение получили или в другие войска, или на другую технику? Практически все герои моих публикаций говорят об этом.
-  Войска те же – Противоракетной обороны, но вот техника попалась действительно другая. В город Приозерск, что в Казахстане на берегу озера Балхаш, только с выпуска нашего училища приехало около 50 человек. И мне досталась должность не на огневом комплексе, который учил два года и хорошо знал, а на станции дальнего обнаружения, с которой так и не разобрался до конца. Это была достаточно современная, со множеством оригинальных технических решений техника. И с моим техническим образованием я не мог разобраться во всех тонкостях работы. Пробел в знаниях заполнил, уже учась в Харьковской военной радиотехнической академии имени маршала Л.А. Говорова.
Первое место службы не было легким – летом плюс сорок, зимой минус сорок, постоянные сильные ветры. Но к лейтенантам относились хорошо. Сразу всех расселили в общежитие, семейным дали квартиры. Я даже не представляю себе, как сейчас ребята служат, не только не имея жилья, но и надежды его получить...


Богдан Пенюк- Извините за бестактный вопрос, но в академию Вы поехали учиться, чтобы сменить место службы? Многие ведь делают именно так?
- Наверное, и это важно. Но главное – я всю жизнь занимался рационализаторской работой и тянулся к новым знаниям. В академии не оставил свое хобби, и моя дипломная работа была не только на бумаге, но и в металле. Прибор, который я разработал и изготовил, позволял быстро производить проверку и калибровку фильтров дальности нашей станции. А их, поверьте, там было о-о-очень много. Но к окончанию учебы как раз был подписан договор ОСВ-2, и многим моим коллегам пришлось распределяться не по специальности. После собеседования в отделе АСУ штаба Киевской армии ПВО мне предложили продолжить службу в Киеве на командном пункте ПВО. Моей новой техникой стала автоматизированная система управления.


- Не трудно догадаться, что Вы сразу приступили к ее модернизации.
- Сначала мы завозили и разворачивали технику. Командный пункт только строился, и мне пришлось вникать во все детали с самого начала вместе с гражданскими инженерами и техниками - представителями завода-изготовителя. Это помогло лучше увидеть все слабые места системы. На должности начальника отделения ремонта я прилагал все усилия, чтобы ее усовершенствовать. Ведь даже на момент монтажа она уже была устаревшей для задач, которые должна была решать. Самым большим успехом стала микро-ЭВМ, которую изготовили с коллегами для сопряжения системы с большим наглядным табло для отображения оперативной информации.
Узнав об этом, меня пригласили на один из заводов, который должен был наладить производство новых табло, но все их опытные изделия оказывались неработоспособными. Я дома за неделю спаял работающую схему - макет устройства - и утром показал специалистам завода, как табло должно работать и в чем их конструкторская ошибка. После этого приказом командующего меня и моего товарища военного инженера Евгения Крейдича, с которым мы и сегодня работаем вместе, откомандировали на завод для дальнейшей разработки нового табло и запуска его в серийное производство.
С задачей мы справились. Приходилось даже читать лекции гражданским коллегам, чтобы они лучше вникли в принципы работы нового изделия, к тому же на новой для них элементной базе.


- За эту разработку Вы получили звание заслуженного рационализатора Украины?
- Не совсем так. Уже после этого, когда был объявлен конкурс, меня выдвинули на получение этого звания как автора более 120 рационализаторских предложений. У меня на то время были авторские свидетельства на рационализаторские работы и в Институте физики АН Украины, и в Институте педиатрии, акушерства и гинекологии АМН Украины, и на кафедре офтальмологии Национальной медицинской академии последипломного образования имени П.Л. Шупика...
Одиннадцать лет жизни я отдал командному пункту. Последним местом службы стала научно-исследовательская лаборатория КВИРТУ ПВО и должность старшего научного сотрудника. Там мы принимали присягу на верность народу Украины и в рамках одной из НИР разрабатывали моноимпульсный пеленгатор радиосигналов. Испытания в Подмосковье прошли на "отлично", и это была последняя хорошая новость. Продолжения не последовало – к тому времени развалился Союз. Ну, а Украине мы стали не нужны. Пришлось уходить...


Богдан Пенюк- Сегодня Вы являетесь одним из учредителей известного в Украине предприятия офицеров запаса "ЕПОС" и возглавляете отдел технической и криптографической защиты информации. Одним словом, помогаете сохранять государственную тайну на высоком техническом уровне?
- Да, мы сегодня среди лучших. Наша компания на базе моего отдела принимала делегацию ОБСЕ, которая контролирует технические вопросы сбережения секретной информации в странах Европы, и, как всегда, отзывы были самые благоприятные. Как мы могли заметить, гости были удивлены техническим уровнем решения непростых вопросов защиты информации.


- Ну и, как я знаю, Вы также много лет отвечаете на телефонные звонки и письма пользователей персональных компьютеров на базе процессоров AMD?
- Правильно это называется AMD HOT LINE для жителей Украины. То есть горячая линия, поддержка пользователей. Но письма приходят отовсюду – из России, дальнего зарубежья. Стараюсь вовремя отвечать на все, хотя порой бывало достаточно "жарко", особенно когда начали активно выходить на рынок процессоры Athlon и Duron. Приходили десятки писем в день, не говоря уже о телефонных звонках.


- Ну, скорее всего, не жарче, чем в Казахстане при плюс сорок выполнять боевую задачу. Вы прошли через все это и можете сравнивать...
- Наверное, главное – это быть нужным на своем рабочем месте или месте службы. Ведь многие уходили из армии не из-за денег, хотя государство и довело людей в форме до нищенского состояния. Главное - у них отобрали цель, мечту, которая движет мальчиками, выбирающими трудную военную дорогу. Радостная ли жизнь у летчика, у которого отобрали небо? Так случилось и со многими военными других профессий, которым пришлось уволиться. Очень хочется, чтобы государство больше не повторяло этих трагических для людей ошибок и берегло тех, кто доверил ему всю свою жизнь.

 


Беседовал Ян ИВАНИШИН,
фото из личного архива Богдана ПЕНЮКА

 



Поделиться информацией